21:09 

Возвращение в холод

Лин Тень
Big Bad Wolf
Автор: я (Лин Тень)
Бета: Faery
Гамма: Faery, asgeth
Название: "Возвращение в холод"
Дисклеймер: герои принадлежат Маргарет Уэйс и Трейси Хикману, я взяла их с целью сотворить AU
Предупреждение: вполне может не соответствовать матчасти, учитывая, что о главном герое известно очень мало; продолжение фанфика Снежный ангел
Рейтинг: PG
Тип: джен, AU, возможно ООС Винциль де Джевра, множество OMC и OFC
Пейринг: нет
Жанр: action, в некотором смысле deathfic
Размер: мини
Герои: Феал-Хас, Андраш Раннок, Винциль де Джевра и множество OMC и OFC
Саммари: — Снеж…ный ангел… — с усилием пробормотала она. Изо рта женщины лилась кровь, мешая ей говорить. — Ты ведь… не любил меня…
— Я никого не люблю, — пожал плечами маг.

Размещение: только с моего разрешения. Вначале связаться со мной и получить разрешение и условия. Уже потом что-то размещать
Благодарности: Faery и asgeth


Снилось мне: неожиданно выпал снег,
В мире наступили тишина и свет.
Свет и тишина, покой и белый снег.
Жаль, что это только снилось мне.
© Воскресение «Сон»

Хиддумонт уже начался, но в этом году холода запаздывали. Обычно к этому времени выпадал снег, а сейчас земля ещё была сухая. Несмотря на хорошую погоду, Феал-Хас был одет по-зимнему: тёплый белый плащ, белые сапоги на меху, белые кожаные штаны и белая куртка с меховой оторочкой.
Молодому крионику всё равно было жарко так и так. Зато в привычной одежде он чувствовал себя уверенней. Тёмный эльф сильванести дожидался аудиенции у вождя племени людоедов южных земель.
Поселение и его жители были противны магу, но его целью не было завязать с ними дружбу. Людоеды ужасно пахли. Феал-Хас поминутно морщился и, чтобы не показывать гримасу отвращения, поворачивал голову и прятал красивое лицо в меху своего белого плаща. За Феал-Хасом неотступно следовал белый волк, не позволяя никому приблизиться к хозяину ближе, чем на три фута.
Всё поселение представляло собой небольшую охраняемую крепость. Внутри располагались бараки солдат и простенький сруб, который назывался «палатами вождя». Людоеды пришли в эти земли недавно, и их пока было не так много.
Феал-Хас хотел сделать так, чтобы их не стало больше со временем.
Из дверей сруба вышли два охранника-людоеда. Один из них, красуясь безобразной щербатой улыбкой, объявил:
— Можешь войти, эльф. Но вначале сдай нам свой меч.
Феал-Хас пожал плечами и, отстегнув пояс с ножнами, передал оружие людоедам. Напарник щербатого, гадко хихикая, сказал:
— За такую зубочистку дадут пару стальных, как думаешь?
Крионик поморщился. Его этим не запугаешь, тем более что он лично заколдовывал этот меч. Не идеал, конечно, ведь он маг-самоучка, но против таких профанов сгодится.
Эльф сделал шаг по направлению к двери, но щербатый людоед вновь возник перед ним, буравя крионика взглядом.
— И кинжал, — угрожающе сказал он, вертя в руках меч Феал-Хаса.
Белые ножны в это время пытался прицепить на себя второй людоед, но они не сходились. Неудивительно — ножны были сделаны из дублёной кожи белого волка оружейником ледяного народа специально для худощавого эльфа. Когда Феал-Хас принёс труп в посёлок, он сказал, что убил этого волка. На самом деле волк был старым и умер сам.
Молодой крионик не убивал своих подданных.
Феал-Хас пожал плечами и, вынув кинжал из сапога, передал его людоеду.
— Обыщи его, — бросил щербатый напарнику, бросившему бесполезную борьбу с непослушными ремешками ножен.
— Не прикасайся ко мне, — предупреждающе сказал маг. — Я отдал тебе всё оружие, которое у меня было. Или, может, тебе волка отдать?
— Волк останется здесь! — рявкнул охранник.
Эльф пожал плечами и отдал соответствующую команду зверю. Волк послушно сел возле двери и стал неотрывно смотреть жёлтыми глазами на охранников.
— Хорошо, — серые глаза Феал-Хаса блеснули. — Он останется здесь. Но если что-то случится, то вы будете первыми, кому он порвёт глотки.
«А ещё у меня есть второй кинжал в рукаве, идиоты…» — с этой мыслью крионик толкнул дверь сруба.
— Ненавижу колдунов, — щербатого людоеда передёрнуло. — Никогда не знаешь, что он тебе подсунет в следующий раз. Вроде и забрал у него оружие, а вроде всё равно в безопасности себя не чувствую… А ты что пялишься? А ну пшёл! Пшёл вон, тупое животное! Фу, фу! — людоед замахал руками на белового волка, как на обычного пса.
Волк глухо зарычал, приподнимая верхнюю губу.
— Помолчи уже, это тебе не собака, — осадил второй охранник своего напарника. — Скорей бы этот эльф ушёл…

Вождь людоедов, Дирсред, был самым высоким и самым сильным из них — в конце концов, своё лидерство нет-нет, но приходилось доказывать. Но при всём этом Дирсред не был тупицей — о нет! Сюда он повёл своё племя не от хорошей жизни. Да и кто согласится здесь поселиться по доброй воле? Но, как оказалось, такие сумасшедшие всё же нашлись. Людоеды, выселенные соламнийцами, оттеснённые к крайнему югу, вдруг наткнулись на тех, кто называл себя «ледяным народом», людей, поклоняющихся богу-рыбаку Хаббакуку. Час от часу не легче, решил Дирсред. Он-то надеялся отсидеться здесь, где его не будут искать, а выяснилось, что и здесь эти проклятые поклонники светлых богов!
И теперь вопрос встал ребром. Либо ледяной народ задавит их… либо они победят. Но с какими потерями? Лазутчики докладывали о численности племени. Дирсред строил планы, высчитывал стратегии… Получалось, что без поддержки он победит, но и от его армии ничего не останется. И тогда их племя выродится, умрёт.
Когда охранник доложил, что пришёл некий «эльф-колдун, одетый так, как будто бы в разгаре аэлмонтские морозы, при нём вот такой здоровенный белый волк», вождь людоедов несказанно удивился. Что бы эльфу делать здесь? Сильванести далеко отсюда, Квалинести ещё дальше. Если только это не тёмный эльф… Тогда с ним имеет смысл разговаривать.
Дирсред повелел впустить гостя, соблюдая, однако, все меры предосторожности.
…Феал-Хасу не предложили ни сесть, ни выпить, о чём, признаться, эльф совершенно не сожалел. Комната, в которой его принимали, была тесной и вся провоняла запахом людоеда. Крионика чуть не стошнило. Дирсред сидел перед Феал-Хасом, развалившись в кресле. Эльфа и людоеда разделял стол, на котором стоял кубок и плетёная корзина с чем-то сушёным — то ли фруктами, то ли овощами.
— И зачем же ты пришёл ко мне, Дирсреду, вождю клана? — людоед испытующе посмотрел на молодого крионика.
— Поговорить о ледяном народе, — честно сказал маг.
— Так ты их посланец? — вождь мысленно поставил на карту фигурку чародея с белым волком. Теперь победа была под угрозой, такой противник — это серьёзный фактор, его надо учитывать.
Феал-Хас покачал головой. Снежно-белые волосы упали на лицо, закрывая его.
— Нет, я не посланец. Но я живу с ними, это правда.
— Так зачем же ты пришёл?
— Хочу предложить вам сделку. Вы же хотите вытеснить ледяной народ из их земель, не так ли? Нет нужды повторять, что их посёлок занимает более выгодные стратегические позиции, да и потом, у них много богатств, которые они называют «реликвиями клана». Я знаю посёлок изнутри. Туда ваши лазутчики не добирались. Да, я знаю о шпионах — тот, кто обладает достаточной наблюдательностью, уже заметил их.
Феал-Хас врал, конечно же. Никаких реликвий у ледяного народа не было — да и откуда бы им взяться? Ну и, конечно же, о лазутчиках он узнал только что. От самого же Дирсреда. Да и всю ситуацию целиком он тоже прочувствовал только здесь. Поэтому сейчас наполовину импровизировал.
— Так что ты можешь нам предложить? — Дирсред отпил из кубка кисло пахнущее вино. — Свою помощь?
— Информацию, — поправил его маг. — Я скажу, куда и когда бить. Скоро намечается отъезд большой части мужского населения. Вы возьмёте посёлок без существенных потерь для себя.
Дирсред очень быстро сообразил, что это его шанс, если только этот белый демон не врёт.
— Как я могу доверять тебе? — людоед сощурился.
— Как знаешь, — равнодушно пожал плечами Феал-Хас, поворачиваясь к выходу. — Если тебе это не интересно, то я пойду и расскажу ледяному народу о местоположении вашего форта… ни ты, ни твои охранники не смогут меня задержать. Я маг и могу исчезнуть прямо здесь, прихватив с собой моего зверя.
— Ладно, я передумал, — Дирсред махнул рукой. — Но ведь ты не хочешь сказать, что ты выдашь мне информацию и не попросишь награду?
— Нет, я не склонен к альтруизму, как ты успел заметить, — эльф, взмахнув гривой белых волос, вновь развернулся к людоеду. — Когда вы захватите посёлок, вы захватите и корабли ледяного народа. Платой мне станет корабль. Я хочу уплыть отсюда.
Дирсред не сдержался и захохотал:
— Ты поплывёшь в Сильванести? Думаешь, тебя там примут?
— Куда я поплыву — это моё дело, — тон Феал-Хаса мог бы заморозить жаркую пустыню. — С тебя корабль, вождь. Я надеюсь, мы договорились.
Полчаса спустя эльф вышел на улицу, забрал меч и кинжал у охранников и позвал волка.

В посёлке ледяного народа отмечали день рожденья вождя клана — Туньяны. Когда её отец умер, она приняла бразды правления. В юности она мечтала о прекрасном спасённом ею эльфе, но Феал-Хас объяснил ей, что брак между ними невозможен, поскольку дитя и будущий вождь будет полукровкой, к тому же неужели Туньяна хочет видеть старую себя рядом с вечно юным «снежным ангелом»? Вскоре девушка поняла, что Феал-Хас прав. Ей пришлось выйти замуж за своего соотечественника, хотя мечтала она всё равно только о беловолосом маге. Самого же эльфа вся эта ситуация как нельзя более устраивала.
Население посёлка сегодня собралось на пир на открытом воздухе, потому что было ещё не так холодно, хотя первых морозов и снега ждали со дня на день. Люди пели, плясали, славили Туньяну, её мужа и детей и, конечно же, Хаббакука. Однако Феал-Хас ещё утром предупредил, что в окрестностях бродят людоеды, а поэтому нужно держать оружие наготове.
Звон клинков, выкрики и свист воздуха, рассекаемого стрелами, прервали веселье. Подоспели войска Дирсреда. Но и ледяной народ был готов. Завязалась битва, в пылу которой никто не успел заметить, куда исчез сам эльф, так успешно стравивший обе стороны.
Людоеды дрались в полной уверенности, что победят. По наставлению Феал-Хаса они все вышли из своей крепости. Ледяной народ же оборонялся, защищая свою законную территорию. Стремительно темнело, небо хмурилось, температура опускалась. Начали падать первые мелкие снежинки, тающие на разгорячённых телах бойцов.
Дирсред в пылу сражения пытался прикинуть, что же делать. Но пришёл к печальному выводу, что отступать, так или иначе, поздно. Вдруг рядом с ним раздалось магическое пение. Людоед, развернувшись, полоснул мечом по едва виднеющейся в темноте фигуре женщины. Туньяна, захлёбываясь кровью, упала на землю.
Драка закончилась так же быстро, как и началась. Оставшиеся людоеды быстро обыскали посёлок и добили разбежавшихся с поля боя, а также женщин и детей.
— Мы победили, — Дирсред, получивший в сражении лишь царапину, утёр огромной лапищей со щеки кровь и слизнул её, словно собака. Сейчас вождю было всё равно, какой ценой они добыли эту победу. — Мы победили!! — крикнул он во всю мощь глотки. — Эта земля наша!
— Спасибо, что сделали за меня всю грязную работу, — послышался тихий голос позади Дирсреда.
Людоед обернулся, и мороз прошёл по его коже, но это было никак не связано с начавшимся снегопадом. На жалкую кучку людоедов наступали волки. Целая стая белых волков, их силуэты отчётливо вырисовывались в ночи. Рядом с ними стоял их повелитель — давешний эльф-маг.
Феал-Хас стоял, сложив руки на груди, и смотрел на людоедов, словно бы они были мышами, угодившими в ловушку. Впрочем, они ими и были…
— Взять, — лениво произнёс эльф и махнул рукой.
Волки белой волной хлынули на людоедов. Острые клыки разрывали глотки с такой скоростью, что жертвы не успевали даже ранить хищников. Когда всё было кончено, крионик прошёлся по тонкому слою первого снега, выискивая выживших. От одного из тел послышался надсадных всхлип. Феал-Хас присел и с удивлением увидел ещё живую Туньяну.
— Снеж…ный ангел… — с усилием пробормотала она. Изо рта женщины лилась кровь, мешая ей говорить. — Ты ведь… не любил меня…
— Я никого не люблю, — пожал плечами маг.
Туньяна всхлипнула последний раз и испустила дух. Феал-Хас поднялся на ноги и обратился к своим волкам:
— Они все ваши. Ешьте кого захотите. Но прежде — вернитесь в форт людоедов и проверьте, не остался ли там кто-нибудь. Эта земля теперь принадлежит мне. Я вернусь, охраняйте её для меня!
Снегопад превратился в настоящую метель. Снежинки, долетая до земли, пропитывались кровью, так что казалось, что вокруг сплошное море замёрзшей крови.

В комнате совещаний Конклава в Вайретской Башне было светло и просторно. Видимых источников света не было, точно так же, как и не было отбрасываемых теней. За столом сегодня собрались трое. Им нужно было решить важный вопрос.
Седой эрготианец Винциль де Джевра, Глава Конклава, расправил на коленях длинную алую мантию и, требовательно посмотрев на коллег, спросил:
— Так откуда он тут взялся?
Трайлес, Глава Белой Ложи, пожал плечами:
— Пришёл. Сам.
Глава Конклава покачал головой:
— Не смеши меня. Нашёл нашу Башню, прошёл через Рощу… так? Это не под силу ни одному из магов. Мы хорошо защищены.
— Есть только один вариант, — тихо сказала Андриэтта, Глава Чёрной Ложи, и двое коллег обернулись к ней. — Его мог привести к нам один из наших Богов.
На секунду воцарилось молчание, а затем оба мужчины одновременно воскликнули:
— Не Лунитари!
— Не Солинари!
Андриэтта, сделав многозначительную паузу, продолжила:
— Он просит у нас возможности пройти Испытание.
— Невозможно, — отрезал Винциль. — Он опоздал на полгода. Теперь ему придётся ждать следующей Ночи Глаза, а до этого времени кандидаты не принимаются. Что в нём такого исключительного, что мы должны бросать всё и устраивать ему Испытание?
Андриэтта, посмотрев на свои руки, лукаво сказала:
— Исключительного? Ничего, Винциль. Даже то, что он нашёл Башню и прошёл через Вайретский Лес, конечно же, не делает его исключительным…
Трайлес неожиданно встал на сторону своей вечной соперницы:
— Мне кажется, что Андриэтта права. Даже если сюда его вёл и… не Солинари, — Глава Белой Ложи сжал губы, — то, видимо, молодой человек…
— Эльф, — поправил его Глава Конклава.
— …Молодой эльф имеет большой потенциал развития. Ты предлагаешь выкинуть его за дверь, Винциль?
Тот прокашлялся.
— Нет, я этого не говорил, но… но объясните мне тогда одну непонятную и весьма подозрительную вещь? Он говорит, что был изгнан из Сильванести, но Дом Мистиков отвечает, что они не знают никого по имени Феал-Хас.
Глава Чёрной Ложи поправила волосы и, подперев ладонью подбородок, посмотрела на Винциля.
— Не будь наивным, — сказала она, — они так говорят обо всех своих изгнанниках. Он также рассказывал, что долгое время жил на юге, в ледяных землях. Но потом на его посёлок, напали людоеды, ледяной народ отбился от них, и всё было бы хорошо, но ударили морозы, и на свежую кровь пришли волки. Ему удалось спастись благодаря магическому искусству. После этого он нас и нашёл.
Винциль начал копаться в бумажках, лежащих перед ним. Выудив из них одну, он бегло прочёл её и кивнул:
— Что ж, его история соответствует правде. Вот донесение. Ладно, думаю, можно устроить ему Испытание.
Андриэтта удовлетворённо улыбнулась.

Восемнадцатилетний крионик, брошенный на смерть, вдруг почувствовал, что может шевелиться. Быстро размяв ловкие пальцы, юноша освободился от пут и от мешка. Холод обжигал Феал-Хаса, когда босоногий и полуголый эльф утопал в снегу по колено. Метель продолжалась, следы его мучителей стремительно заметало крупными снежинками.
Юноша направился по следам, затем оглянулся, чтобы подобрать верёвку. У них — мечи и магия, а у него — почти ничего. Так, простецкие заклинания… удавка не будет лишней.
Феал-Хас вдруг увидел на горизонте мерцающие огни. Метель не давала рассмотреть больше. «Где-то там живут люди, — подумал эльф. — Но в противоположную сторону ушли мои убийцы. Сил и времени хватит только на что-то одно — либо догнать тех, кто заставил меня поднять руку на Эльтери и затем сослал сюда… либо спастись самому, идти к людям. Надо спешить, я скоро замёрзну, да и корабль отплывёт».
Секунду эльф размышлял. Когда он вновь обернулся на огни, они будто бы стали ближе. Порыв ветра швырнул горсть снега в лицо юного крионика, а также принёс с собой голос. Это был девичий голос, выпевающий заклинания!
Следы на снегу были едва видны.
Тело переставало слушаться.
— Я ненавижу Сильванести! — крикнул Феал-Хас в сторону побережья, будто бы надеясь, что этот вопль бессильной и безрассудной злости смогут услышать его мучители. Ветер швырнул слова юного крионика ему же в лицо вместе с новой горстью снега.
Феал-Хас развернулся и пошёл на голос. Слёзы замёрзли в глазах.

Эльф вздрогнул и проснулся. Он увидел себя лежащим на кровати, рядом сидела женщина, которая назвалась Андриэттой, Главой Чёрной Ложи.
— Что ж, — улыбнулась женщина, — поздравляю, молодой маг, вы прошли Испытание и по итогам его вы приняты в Чёрную Ложу. А почему вы сразу нам не сказали, что вы крионик?
Феал-Хас промолчал. Он слишком хорошо усвоил, что об этой своей способности лучше молчать. Андриэтта же продолжала:
— Это редкий и очень ценный дар. Признаться, я очень рада, что вы попали в мою Ложу. В честь этого я решила сделать вам презент, он лежит на стуле. К тому же я лично взялась обучать вас. Сегодня у вас выходной по случаю Испытания. Завтра в полдень я жду вас у себя для определения учебного процесса. Пока вы будете жить в этих скромных апартаментах, а по мере вашей успеваемости я посмотрю, нельзя ли выделить вам более комфортное жильё. Что ж, до завтра! — Андриэтта распрощалась и вышла.
Подарком оказалась чёрная мантия из тонкой шерсти. Феал-Хас не очень любил чёрный цвет на себе, но теперь выбирать не приходилось. Он предполагал, что попадёт в Чёрную Ложу, и сам был этому рад.
В конце концов, ведь он мог видеть Нуитари ещё до Испытания.
Комната, которую Андриэтта назвала «скромными апартаментами» на самом деле была довольно большой, но далеко не сразу Феал-Хас сообразил, что она не на одного человека. Здесь ему полагалось жить с соседом. Как заядлому одиночке, ему это не понравилось, однако, здесь всё равно было удобнее, чем в тесных домиках поселения ледяного народа, сделанных из шкур.
Только когда эльф встал и оделся, он заметил, что не один в комнате. В углу, на стуле, сидел молодой худощавый парень, внимание которого было поглощено книгой. Оторвавшись на секунду, маг посмотрел на Феал-Хаса и взмахнул рукой в знак приветствия.
— Я Андраш Раннок, — представился он.
— Феал-Хас, — равнодушно сказал эльф.
— Я тут ненадолго, — сказал парень примирительно. — Так что комната будет свободна. А ты правда…
Он не закончил фразу, так как эльф недовольно его прервал:
— …крионик. Да. И ты сейчас думаешь о том, правдивы ли те слухи о том, что я из Ледяных Земель. Да. И не потому ли я такой бледный. Нет. И как после того, что я читаю твои мысли, жить со мной в одной комнате. Никак.
Выражение лица Андраша было непередаваемо.

Холодный ветер привычно ударил в лицо — Феал-Хас успел по нему соскучиться. В других местах Ансалонсткого континента жители ещё наслаждались тёплым осенним солнцем и листопадом, и только здесь, на негостеприимных южных равнинах уже в Реорксмонте выпадал снег, державшийся до Кориджа.
Много воды утекло. Много воды замёрзло. Много снегопадов выпало с тех пор, как молодой эльф поступил в ученики к Главе Чёрной Ложе. Он успел пережить и учителя, и соседа по комнате, и Главу Конклава, и большинство тех магов, которых он знал, даже эльфов.
Феал-Хас ступил по гладкому льду, чуть припорошенному снегом, оставляя узкие следы. То место, где когда-то был посёлок, где затем состоялся бой с людоедами, сейчас представляло собой гладкую, без единой трещинки или выступа, поверхность льда. Будто бы здесь раньше было озеро, которое замёрзло до самого дна.
На самом же деле это была заслуга Феал-Хаса — мощным заклинанием он проморозил эту землю до самых корней. Эльф покидал эту страну магом-самоучкой. Вернулся же великим архимагом, взяв из Вайретской Башни артефакт, обладающий страшной силой.
Далтиготские маги перед разрушением своей Башни успели спасти Око Дракона, перенеся его в Вайрет, но Король-Жрец не оставлял попыток добраться до артефакта. Конклав начал искать надёжное место, куда можно было бы спрятать Око. Тогда-то крионик и сообщил им, что собирается возвращаться на юг. Маги с лёгкими сердцами вручили Феал-Хасу Око, наказав хранить его. Уж на Ледяные Земли-то Белдинас не станет покушаться, ведь в них нет ничего, кроме снега, льда, вечной мерзлоты и плохой погоды. Вместо сокровищ там обморожение, а вместо жителей — свирепые волки и таной, о которых мало что известно.
Сам Феал-Хас скептически отнёсся к прогнозам Конклава, но ничего, как всегда, не сказал. «Истарская Империя всё равно рухнет, и произойдёт это, судя по всему, довольно скоро, — подумал маг, когда ему аккуратно, с рук на руки, передавали Око, обёрнутое белой тканью. — Рухнет и следующая за ней, и следующая. Рухнет даже Сильванести. Когда-нибудь. Всё это непрочно и недолговечно. Вечна только земля. Моя земля. Она непоколебима, потому что слишком неприглядна для других. Зато идеальна для меня».
Крионик с наслаждением оставил чёрную шёлковую (он очень быстро пошил себе именно такую взамен шерстяной, в которой ему было невыносимо жарко) мантию в Вайретской башне, и в своей привычной одежде отправился домой.
Феал-Хас круто развернулся на льду, оставив причудливый след, а затем сказал:
— Я вернулся, как и обещал. Теперь это мой дом, я объявляю себя господином южных земель!
Белые волки появились из ниоткуда. Они будто бы ждали своего хозяина все прошедшие годы на этом самом месте, как он им и приказал. Окружив Феал-Хаса кольцом, волки задрали морды и хором, захлёбываясь от радости, зашлись в приветственном вое.
Не эльф, но уже волк — огромный белый оборотень — ответил им.
Снилось мне: по притихшему городу
Проплывало медленное облако.
Облако покоя с спящем городе.
Жаль, что это только снилось мне.
И теперь наяву я живу и не живу,
Сохранить пытаясь тишину.
Hо приходит порой сумасшедший день земной
И меня уводит за собой
© Воскресение «Сон»

@темы: Ансалон, Маги, фанфикшн

   

Фэнтези - DragonLance (книги и видео)

главная