15:19 

Повелитель Ледяного Предела

Лин Тень
Big Bad Wolf
Автор: я (Лин Тень)
Бета: Faery
Гамма: Faery, asgeth
Название: "Повелитель Ледяного Предела"
Дисклеймер: герои принадлежат Маргарет Уэйс и Трейси Хикману, я взяла их с целью сотворить AU
Предупреждение: вполне может не соответствовать матчасти, учитывая, что о главном герое известно очень мало
Рейтинг: PG
Тип: джен, AU
Пейринг: нет
Жанр: action, в некотором смысле deathfic
Размер: мини, третья часть цикла "Холодные Бури"
Герои: Феал-Хас, Ариакас, Фейр Керон, Лорак Каладон, Даламар Арджент
Саммари: — Сейчас я отстригу твои длинные уши! Что… А-а-а-а-а! Помогите!!
Феал-Хас сделал шаг в сторону, а агрессор пропахал лёд… да так и остался с вмороженными в пол когтистыми лапами, держащими кинжал.

Размещение: только с моего разрешения. Вначале связаться со мной и получить разрешение и условия. Уже потом что-то размещать
Благодарности: Faery и asgeth


You only see what your eyes want to see
How can life be what you want it to be
You're frozen when your heart's not open
You're so consumed with how much you get
You waste your time with hate and regret
You're frozen when your heart's not open
© Gregorian/Madonna «Frozen»

Белый волк, крепко держа в зубах свою добычу, шёл к господину. Добыча была тяжёлой — здоровенное существо в доспехах. Волк никогда не видел ничего подобного, но, подчиняясь приказу, послушно волочил по ледяному полу громыхающую штуку. Нельзя было заставлять хозяина ждать. Волк подошёл к двери кабинета мага-крионика.
Не успел Феал-Хас отстроить Ледяной Дворец в своей новой земле, как с неба посыпались горящие камни — это событие потом назвали Катаклизмом. Южные земли не пострадали, если не считать того, что кусок материка, на котором и стоял новый замок волшебника, откололся и сместился к полюсу.
Вот уже более трёхсот лет это место называют Ледяным Пределом. Раньше снег сходил на два-три месяца в году, и сохранялась какая-то растительность, теперь же земля окончательно превратилась в ледяную пустыню. Из всего, что здесь было, сохранился дворец и старый источник святой воды, которым пользовались ещё жители давно уничтоженного посёлка. Также по сообщениям шпионов-волков здесь остались малочисленные племена ледяного народа и таной. Феал-Хаса нисколько не заботили ни те, ни другие. Главное, что господином этих земель признавали его, и ни у кого не было и мысли пытаться оспаривать его права или хотя бы даже близко подходить к его замку. По ночам в посёлках со страхом рассказывали истории о «воплощении зимы» и «духе льда», который может обратить человека в лёд одним взглядом. К Феал-Хасу относились со страхом и трепетом.
Что, в общем-то, от них и требовалось. Пусть себе ютятся в своих жалких лачугах из шкур, пусть ловят рыбу, живут впроголодь и молятся своему Хаббакуку. Всё равно они все вымрут когда-нибудь. Истар пал, Башни Высшего Волшебства пали, даже Боги ушли. Или сделали вид, что оставили Ансалон — Феал-Хаса это не волновало. Главное, что не исчезла магия.
— Входи, друг мой, — не поворачиваясь, сказал Феал-Хас волку.
Крионик сидел на стуле, который был искусно вырезан изо льда, за большим ледяным столом и что-то писал незамерзающими чернилами. На белом гусином пере уже появилась короста инея.
— Вноси осторожнее, — предупредил эльф, всё так же продолжая писать.
Волк настолько аккуратно, насколько мог, втащил тяжёлую громыхающую штуку, затем сел рядом с нею и замёл хвостом по заснеженному полу. Феал-Хас повернулся и кивнул волку.
— Молодец, ты заслужил награду, — крионик встал и внимательно присмотрелся к пленному.
Это был не человек, не гоблин и не людоед. Признаться, Феал-Хас никогда не видел ничего подобного. Больше всего существо смахивало на ящерицу с красновато-рыжей чешуёй, но прямоходящую и разодетую в доспехи. Миг спустя оно пошевелилось и начало приходить в себя.
— Охраняй, — качнул головой эльф, и волк быстро отбежал к двери, закрыл её и лёг поперёк прохода.
«Ящерица» потрясла чешуйчатой головой, а затем открыла чёрные глаза. Первое, что она увидела, был Феал-Хас.
— Эльф! — прохрипело существо и бросилось на мага, пытаясь нащупать оружие, которого, конечно же, уже не было. «Ящерица» не растерялась и отработанным движением достала из-под доспехов кинжал, который волки ни забрать, ни найти у неё не смогли. — Сейчас я отстригу твои длинные уши! Что… А-а-а-а-а! Помогите!!
Феал-Хас сделал шаг в сторону, а агрессор пропахал лёд… да так и остался с вмороженными в пол когтистыми лапами, держащими кинжал.
— Так значит, ты называешь себя драконидом-капаком, — бесстрастно сказал Феал-Хас, глядя существу в глаза. — Ты появился на свет из яйца медного дракона. Ты служишь некоему Императору Ариакасу, конечная цель которого — положить мир перед стопами Такхизис. На вашей стороне хроматические драконы, людоеды, минотавры, гоблины, хобгоблины, наёмники, множество таких, как ты и… как интересно! — крионик прошёлся по комнате, даже не глядя на тщетные попытки пленника высвободиться. — Весьма занятная информация. Значит, Чёрная Ложа тоже перешла на вашу сторону?
— Так и есть, — оскалился драконид. — Они-то и приняли участие в появлении на свет нашей расы. — Но откуда ты всё это…
— Я отпущу тебя, — не дослушал его эльф. — Ты пойдёшь к Ариакасу и скажешь, что Ледяным Пределом правит Повелитель Феал-Хас, чёрный архимаг, тёмный эльф сильванести. Расскажешь своему господину, что я сам приду поговорить с ним. А до тех пор — нет нужды меня беспокоить. Забирай своих соотечественников и отправляйся в Оплот. Ты должен успеть передать всё это, ведь иначе я буду там раньше тебя. И если я ещё раз увижу кого-то из вас на своей земле, с вами со всеми будет то, что было сейчас с тобой. Я как раз думал украсить свой замок диковинными статуями.
В воцарившейся тишине было отчётливо слышно, как шумно выдохнул капак. Феал-Хас взмахом руки разморозил лапы драконида. Тот встал и, пошатываясь, вышел, пройдя мимо пропустившего его, но глухо рыкнувшего вслед белого волка.
— Да, старина, — сказал волшебник, садясь обратно в кресло. — Мне этот капак тоже не по нраву, — эльф взял новый пергамент и перо, на секунду задумался, но писать ничего не стал, а лишь вздохнул: — Такхизис хочет захватить весь мир. Она хочет, чтобы на карте не осталось «белых пятен», не осталось тех мест, на которые бы не распространялось её могущество. Треклятая клептоманка. Впрочем, эта затея всё равно обречена на провал, друг мой. Чем больше империя, тем меньше она живёт, и даже если ей удастся захватить Ансалон, то тирания не будет продолжаться долго. Моя же задача сейчас — сделать так, чтобы меня не трогали. Ариакас хочет эту землю для своей госпожи — он её получит.
Архимаг вдруг встал и стремительно направился по ледяному коридору, украшенному резными узорами на стенах. Уже через несколько минут Феал-Хас был на большом полукруглом балконе, откуда открывался вид на внутренний двор замка и фонтан со святой водой.
Капаки, расположившиеся за стенами замка, спешно собирали свои вещи и так быстро, как могли, уходили в сторону побережья. Кто-то тыкал когтистыми лапами в балкон, видимо, заметив Феал-Хаса, и громко перекрикивался.
Крионик чуть улыбнулся, довольный эффектом.

Феал-Хас дал драконидам месяц, чтобы добраться до Оплота, учитывая, что из Ледяного Предела они поплывут не на кораблях. Их понесут на себе стремительные белые драконы — это крионик тоже прочёл в мыслях того капака. А значит, они бы успели трижды прилететь туда и рассказать обо всём своему Императору.
Так или иначе, но месяц архимага никто не беспокоил.
Оплот произвёл на Феал-Хаса впечатление ещё худшее, чем когда-то форт людоедов. Мало того, что рядом располагались вулканы, постоянно извергающие жаркий и зловонный серный дым, так ещё и население городка вызывало у эльфа стойкое желание бросить всё и отправиться обратно в Ледяной Предел. Архимага как обычно сопровождал белый волк.
Тут и там вспыхивали склоки: то наёмник напился, то кто-то оскорбил минотавра, то хобгоблин денег задолжал, то дракониды из-за девчонки подрались. Дважды, пока Феал-Хас шёл по улицам города, ему попадались трупы — один раз гоблин только что схлопотал кинжал в спину и упал точно поперёк дороги, преградив путь. Крионик едва не наступил на него белым меховым сапогом, но благоразумно решил обойти. Пачкаться здесь эльфу хотелось меньше всего.
А второй раз это был труп человека, валявшийся в канаве уже довольно давно. Грязные рыжие крысы, обнаглев, в открытую обгрызали пальцы наёмника. От запаха крионик поморщился.
Оплот также был очень шумным городом. Пьяные дракониды орали так, что закладывало уши, командиры призывали к дисциплине, поминутно слышался свист кнутов, гоблины визжали, как недорезанные свиньи, людоеды рычали, минотавры мычали… Всё это создавало ужасную какофонию в голове.
Снова и снова Феал-Хасу вспоминался дом, лишённый звуков и запахов.
— Не вздумай ничего здесь есть, — тихо сказал крионик своему спутнику и тут же прочёл в удивлённом янтарном взгляде: «Хозяин, ты за кого меня принимаешь?».
Когда эльф был уже на подходе к шатру Императора Ариакаса, в канаву, проходящую рядом с дорогой, плюхнулся вдребезги пьяный драконид-бааз. Феал-Хас едва успел одёрнуть край белого мехового плаща, чтобы капли грязи не попали на него. Поморщившись в очередной раз, крионик приблизился к большому чёрному шатру, возле которого дежурило два огромных бозака. Они угрожающе надвинулись на Феал-Хаса.
— Эльф в Оплоте? — прорычал один из охранников, сжимая обнажённый меч. — Что тебе надо?
— Я Феал-Хас, господин Ледяного Предела, у меня назначена встреча с Императором, — крионик с презрением посмотрел на бозака.
Второй охранник что-то зашептал первому на ухо. Первый приоткрыл пасть и посмотрел на эльфа совсем по-другому.
— Х…хорошо, — облизнувшись длинным раздвоенным языком и сглотнув, сказал бозак, — войди, но тебе придётся сдать оружие… и твоего зверя нужно оставить тут… если ты, конечно, не против…
Архимаг только посмотрел на своего вечного спутника, как тот покорно сел рядом с говорливым бозаком. Феал-Хас отстегнул перевязь с ножнами и передал её волку, который тут же зажал её в зубах.
— Охраняй, — приказал волшебник.
Тот бозак, который до сих пор молчал, потянул когтистые лапы, чтобы обыскать Феал-Хаса, но крионик насмешливо поцокал языком.
— Правильно боишься. Та история, которую ты рассказал своему другу — случилась на самом деле. Прикоснёшься ко мне — и будешь украшать мой Ледяной Дворец статуей, вместо того капака, которому не посчастливилось встретить меня.
Бозаки больше не перечили ему, с ужасом наблюдая, как эльф входит в шатёр. Охранникам оставалось надеяться, что оружия у Феал-Хаса и вправду больше не осталось, ведь за плохой обыск полагалась смертная казнь…
Конечно же, оружие у крионика было. Но два кинжала эльф не брал в расчёт, ведь главное — внутри него.

— Эльф?! — взревел Ариакас.
Реакция Императора не отличалась от реакции его подданных, из чего Феал-Хас тут же сделал вывод, что избранник Такхизис не умнее обычного солдата. «Впрочем, это поспешно», — одёрнул себя волшебник.
Сам Ариакас оказался высоким и атлетически сложенным черноволосым человеком. На голове Императора покоилась корона с крупными кровавыми рубинами, которую Феал-Хас тут же узнал. Эта корона в своё время передавалась от одного Короля-Жреца к другому. «Всего триста с лишним лет назад эта корона была символом служения Паладайну, — подумал эльф отрешённо. — Теперь её носит на себе жрец Такхизис. Он же главнокомандующий её армиями. Кстати, в магическом искусстве тоже разбирается, надо это учесть, хотя я и не собираюсь с ним воевать».
— Что тебе тут надо? — Император грохнул рукоятью кинжала о походный стол. — Мне рассказывали небылицы про какого-то господина Ледяного Предела, но я не верю ни единому слову.
Со скучающим выражением лица Феал-Хас взмахнул рукой. Ариакас вскрикнул и уронил кинжал, который вдруг стал холодным, будто лёд.
— Как ты смеешь?.. — прошипел Император.
— Теперь ваша милость верит в небылицы об эльфе-повелителе Ледяного Предела? — с неприкрытым ехидством спросил крионик.
Ариакас, всё ещё растирая ладонь, злобно сверкал глазами. Воспользовавшись паузой, Феал-Хас продолжил:
— Ты собираешься захватить мою землю. Но не будет ли проще, если я сам присоединюсь к тебе? Тем более что Белому Крылу Армии нужен Повелитель, не так ли? И никто не хочет ехать на юг, захватывать бесплодную, никому не нужную равнину. Я сдаю вам эту землю без боя. Тебе не придётся воевать на ней. Ну, разве что истребить несколько малочисленных племён, которые не захотят тебе подчиниться. Я чёрный маг и хочу быть на твоей стороне. И заодно нанимаюсь на пост Повелителя Драконов.
Как и множество раз до этого, Феал-Хас импровизировал. Он не знал многих подробностей, пока не повстречался с Ариакасом лично. Но теперь у него были все козыри — сердце Императора само предоставляло ему всю информацию.
Ариакас расхохотался. Несколько более театрально, чем того требовала ситуация, зато это ему позволило нагнуться и подобрать нагревшийся уже кинжал.
— Нанимаешься на пост Повелителя Драконов? Ты хоть понимаешь, что ты сейчас сказал? Чтобы я взял на такой высокий пост эльфа? Не смеши меня! Да мы истребляем твою расу! К тому же, смею тебя уверить, за этот пост идут такие драки…
— Нет, — спокойно прервал его Феал-Хас.
— Как ты посмел меня перебить? — тёмные глаза Ариакаса сузились, а рука поудобнее перехватила кинжал. — Проклятый остроухий…
— Но ты же сам знаешь, что нет никаких драк, — пожал плечами волшебник, демонстративно поворачиваясь спиной, мол, давай, бей. — Нет желающих на пост Повелителя Белого Крыла. Ни одна раса не любит холод.
Ариакас заскрежетал зубами. Откуда распроклятому эльфу всё известно? У него шпионы в армии? Так и есть, иначе ему подобную информацию не получить…
— Нет, — прервал измышления Императора Феал-Хас. — Я крионик и читаю твои мысли, вот и весь секрет. Считай, что ты сам мне всё рассказываешь. Прямо сейчас.
Ариакасу потребовались доли секунды, чтобы сообразить, что странный эльф — это его шанс. Да, действительно, вопрос о Повелителе Белого Крыла и, соответственно, захвате Ледяного Предела, встал ребром. Госпожа велела решить его в самое ближайшее время, а ничего до сих пор не предвиделось. Ариакас начал склоняться к мысли, чтобы насильно кого-нибудь назначить на эту должность… но с другой стороны, ведь всегда лучше получается то дело, которое делаешь не из-под палки.
Конечно, этот Феал-Хас — эльф… это осложняет ситуацию. Но ведь он тёмный эльф, к тому же маг из Ложи Чёрных Мантий, а они нынче работают на Такхизис. Хотя, признаться, больше Ариакаса бесило то, что дерзкий крионик стоит к нему спиной и не выказывает никакого почтения, позволяет себе язвить, перебивает Императора, выставляет его дураком!
Можно ли ему доверять?
— Ты говоришь, что ты умеешь читать мысли? — уточнил Ариакас.
— Не совсем, — лениво протянул Феал-Хас, обернувшись через плечо. — Я замораживаю Реку Времени и заглядываю в твоё сердце…
— Неважно. Скажи мне тогда, о чём я думаю? — Император сел на складной походный стул, ожидая услышать неправильный ответ.
Крионик тихо-тихо засмеялся.
— Ты денно и нощно об этом думаешь, ты хочешь её — бесполезно. Ты ей не нужен. Ей интересно установить свою власть и тиранию на Ансалоне. Но может быть, ты понравишься кому-нибудь другому? Например, её дочери…
Ариакас едва сдержался, чтобы не метнуть кинжал в нарочно подставленную спину. Нет, нельзя, этот эльф ему ещё пригодится. Главное — держать его подальше от себя. От Феал-Хаса у Императора остались самые отвратительные впечатления.
Крионик мог бы сказать, что это полностью взаимно.

На собрании, которое состоялось уже через три дня, ставшие настоящим адом для Феал-Хаса, присутствовали все Повелители, кроме Китиары — она прислала своего заместителя Бакариса. Собрались в самом большом зале бывшего дома мэра Оплота. Дом давно обветшал — именно поэтому Ариакас предпочитал если уж не жить, то хотя бы вести переговоры в своём шатре. Но для того, чтобы разово вместить четырёх Повелителей, одного заместителя, одного Императора и всю охрану — дом вполне годился.
Все, в том числе и сами войска Белого Крыла, большую часть из которого составляли дракониды-капаки, были весьма удивлены тем, что Ариакас назначил на должность Повелителя Драконов — эльфа.
Но все смолчали. Все, кроме одной леди.
— Эльф сильванести? — прорычала стройная длинноногая женщина, обнажая меч. — Не может этого быть!
— Да, я родился там, — бесстрастно подтвердил Феал-Хас. — А ты Повелительница Красного Крыла, Фейр Керон, ненавидишь эльфов просто за то, что они есть, и поэтому вызвалась атаковать Сильванести. Твой план заключается в том, что ты пойдёшь с окраин и вырежешь всё способное держать оружие население, а затем заполнишь страну не только беженцами, но и страхом, который беглецы принесут с собой в столицу. На волне этого страха ты и планируешь взять Сильваност. Что ж, — крионик пожал плечами, — хороший план. Имеет право на жизнь. У тебя есть хорошие шансы победить. Говорю как бывший житель Сильванести.
Фейр Керон задохнулась от возмущения. План был ею терпеливо выработан, высчитан до подробностей, и до сих пор она держала его в секрете даже от Императора. Она рассчитывала завоевать Сильванести быстро и без существенных потерь, чтобы потом прийти к Ариакасу и получить достойную награду… а возможно, её ждало больше, чем золото и сталь. Может быть, Фейр смела на это рассчитывать, если она блестяще проведёт кампанию против ненавистных Её Тёмному Величеству эльфов (тут Повелительница полностью соглашалась со своей Госпожой), то Корона Власти перекочует с головы Ариакаса на её, Фейр Керон, прекрасную голову…
Этот мерзкий (как и все остальные представители его расы, в особенности сильванести) эльф меньше чем за минуту раскрыл всем Повелителям её блестящий, её уникальный и несравненный, как и она сама, план!
Повелительница, взмахнув мечом, с боевым кличем кинулась на крионика. Феал-Хас прошептал заклинание, и остаток пути Фейр проделала на животе, потому что пол превратился в гладкий, словно зеркало, лёд. Остальные Повелители загоготали, когда женщина мягко ткнулась головой в носки сапог эльфа. Волк, по-прежнему охраняющий своего господина, зарычал.
— Вы остыли, Повелительница? — саркастически спросил Феал-Хас.
— Прекратить! — топнул ногой Ариакас. — Феал-Хас, убери… это! — Император указал на пол. — Фейр, ещё одна такая выходка и — смею тебя уверить — у меня найдётся, кого назначить на твой пост!
Ледовый каток исчез, пристыженная Повелительница встала. Всё ещё буравя ненавидящим взглядом эльфа, она отошла к своему месту.
Совещание продолжилось.

После того, как Ариакас объявил собрание закрытым, Повелители поторопились разойтись. В дверях возникла толчея, поскольку никто не хотел уступать дорогу другому. Учитывая количество охраны, этот затор мог вылиться в драку. Император всего этого, конечно же, не видел, поскольку его пропустили первым. На данный момент в дверях спорили Бакарис и Луцин из Такара.
Феал-Хас ждал, со скучающим видом наблюдая за происходящим. Он один прибыл без охраны, если не считать белого волка. Его войска ждали его за городом: Белое Крыло Армии Такхизис — капаки и белые драконы.
— Не боишься, что я уничтожу твою родину, а, эльф? — вдруг прошептала Фейр, почти прикоснувшись губами к уху Феал-Хаса. — Я слышала, что твоя недоразвитая раса не умеет расставаться с деревцами навсегда, даже в изгнании. Так вот знай же — я буду не просто рубить ваши деревья — на одних я буду делать на них надрезы и заставлять их умирать медленно, другие будут жечь мои драконы!
Её дыхание было горячим и пахло пивом. Эльф поморщился.
— Избавь меня от своего смрадного общества, — попросил волшебник. — Мне неприятно общаться с бывшей проституткой.
Повелительница была так потрясена, что отошла на несколько шагов спиной вперёд, продолжая глядеть на Феал-Хаса. Отсюда эльф казался ей статуей, выточенной изо льда. Холодной и безразличной.
— Эй, старина, — обратился крионик к своему спутнику, сидящему рядом. — Тебе тут понравилось?
Вместо ответа волк оскалился.
— Вот и мне тоже, — вздохнул Феал-Хас. — Думаю, я уже переел общества людей. Я бы с радостью отправился домой, но боюсь, нам с тобой придётся заскочить ещё в одно место. Пусть эти бараны вчетвером лезут в одни ворота. Я же знаю путь проще. Ну а мои новоприобретённые войска догонят меня в Ледяном Пределе.
Архимаг прочёл заклинание телепортации. Фейр Керон увидела только белую вспышку, а затем по полу рассыпались мелкие кристаллики льда.

Now there's no point in placing the blame
And you should know I'd suffer the same
If I lose you, my heart would be broken
Love is a bird, she needs to fly
Let all the hurt inside of you die
You're frozen when your heart's not open
© Gregorian/Madonna «Frozen»

Лес Сильванести встретил своего изгнанника светом и запахами трав и цветов. Здесь было тепло и солнечно, воздух был пронизан ароматами жизни, вечной и неумирающей, которая чувствовалась везде — в кронах осин, в щебетании птиц, в траве… Здесь жило всё, до последней веточки, до последней букашки.
Феал-Хасу сразу же захотелось телепортироваться в Ледяной Предел, к которому даже само слово «жизнь» никак не подходило. Запахи цветов и листвы, столь приятные любому эльфу, щекотали ноздри, ужасно хотелось кашлять и чихать, птичье пение резало уши.
Крионик сравнил свои ощущения от Оплота и от Сильванести. Что же… не сильно-то они и отличаются, так? Там и там жарко и плохо пахнет. Там и там шумно и много народа.
— Вот уж не думал, что мне будет настолько неприятно, — задумчиво сказал Феал-Хас, пряча лицо в мехах и всё-таки чихая. В горле першило, а глаза слезились. — Последний раз я видел этот лес четыреста лет назад. Я тогда был ещё совсем мальчишкой. Фейр Керон сказала, что эльфы никогда полностью не отрываются от родины… что ж, это я и собираюсь проверить.
Крионик сорвал лист с дерева, равнодушно посмотрел на него и порвал в клочья. На пальцах остался зелёный сок и запах свежей травы. Волшебник поморщился и снова чихнул.
— Думаю, Повелительница всё же ошиблась. Но я должен выяснить точно. Идём же!
Крионик и его волк пересёкли пустующий Сад Астарин и приблизились к Башне Звёзд. Охранники и обычные эльфы, которые попадались на их пути, падали, сражённые колдовским сном. Они не успевали даже понять, что случилось.
Так и не встретив сопротивления, Феал-Хас добрался до палат Беседующего со Звёздами. В прохладной тишине дворца гулко отдавались шаги крионика, за ним неотступно следовал тяжело дышащий белый волк — животному было здесь слишком жарко. Его хозяин, хотя и испытывал то же самое, тем не менее, поплотнее закутался в плащ.
Лорак Каладон, которого крионик помнил ещё молодым, сидел на своём троне, сгорбившись, склонившись вперёд. Перед Беседующим стоял круглый трёхногий столик, на котором покоился укрытый зелёным шёлком шар. Заметив, что он не один, Лорак встрепенулся и с тревогой посмотрел на Феал-Хаса:
— Кто ты такой? Как тут оказался? Как прошёл мимо охраны?
Изгнанник смотрел на своего бывшего короля. На того, кто допустил все те мучения, которые пережил восемнадцатилетний эльф. В ореховых глазах Лорака крионик видел тревогу — Беседующий судорожно вспоминал защитные заклинания.
— Я… Я не помню тебя, — Лорак пристально вглядывался в лицо Феал-Хаса. — Что тебе нужно? Если ты…
— Ты меня помнишь, — спокойно ответил волшебник. — Если ты, конечно, вообще интересовался в ту пору такими мелочами, как изгнанники.
— Так ты изгнанник? Тёмный эльф? Но тебе запрещено здесь быть!
Неслыханная наглость, изгнанник смеет приходить, да ещё и заявляется во дворец Беседующего со звёздами! В порыве чувств Лорак вскочил с трона, но под ледяным взором Феал-Хаса сел обратно. Самый воздух в зале стал холоднее. На гобеленах, развешанных по стенам и изображающим жизнь героев Сильванести, вмиг появился иней, каменный пол и стёкла покрылись изморозью, а изо рта Лорака теперь вырывались маленькие облачка пара. Зато волк почувствовал себя гораздо комфортнее и с удовольствием разлёгся у ног своего хозяина.
— Зачем ты вернулся? — тихо спросил Беседующий, вжимаясь в трон и неотрывно глядя в серые, будто бы замёрзшие, глаза Феал-Хаса.
— Так ты не узнаёшь меня? — крионик был весьма удивлён, потому что точно знал — Лорак не врёт. — Так ты ничего не знаешь обо мне? О тёмном эльфе Феал-Хасе?
— Невозможно… — прошептал Лорак. — Феал-Хас… Но мне сказали, что ты умер!
— Да, — криво улыбнулся маг, наконец, осознав всю бессмысленность ситуации.
Лораку наврали, воспользовавшись тем, что он был молод, точно так же обвели вокруг пальца, как и его, Феал-Хаса. Бессмысленно обвинять короля. Архимаг, опустив голову, присел, чтобы почесать волка за ухом.
— А ещё тебе сказали, что я убил Эльтери, так? — уточнил крионик. Получив кивок в ответ, он продолжил: — А ты не стал разбираться, Беседующий, ты решил, что Дом Мистиков сам решит дела со своими магами. У тебя под носом совершили убийство, а ты не стал копаться в этом деле, — в последних словах проскользнула горечь.
— Я…
— Тебе не удастся оправдаться, я вижу тебя насквозь, как и любого другого. Что ж, я здесь не затем, чтобы восстановить справедливость, — тон Феал-Хаса вновь стал ледяным, крионик выпрямился. — Я всё равно не хочу жить в Сильванести. Я возненавидел эту страну и всех её жителей. Я сделал свой выбор. Однако хочу предупредить тебя об одном: не используй Око Дракона. Оно не для тебя, ты не сможешь его контролировать.
— Откуда ты знаешь… — пролепетал Лорак, сбитый с толку.
— Ты мне сам об этом сказал, — прошептал Феал-Хас, надвигаясь на своего бывшего короля и глядя ему в глаза.
В следующую секунду Лорак Каладон сладко спал на своём троне.
«Забрать у него Око? — спросил себя волшебник, лениво сдёргивая шёлковоё покрывало. В Оке Дракона клубился зелёный туман. — Но зачем оно мне, у меня есть своё. Лорак его использует, я знаю, несмотря на моё предупреждение. Это станет погибелью Беседующего. А возможно, и всего Сильванести. Но какое мне до этого дело?». Крионик бросил покрывало обратно.
— Друг мой, — Феал-Хас улыбнулся своему волку. — Фейр Керон всё-таки ошиблась. Если бы я по-прежнему в глубине души любил эту страну, я бы сейчас забрал Око Дракона. Я оставляю его здесь, на погибель Сильванести. Идём же.
Всё так же беспрепятственно крионик вышел обратно в сад. Феал-Хас уже хотел произнести заклинание телепортации, но вдруг краем глаза заметил фигуру, спрятавшуюся за дерево. Кто-то не уснул от его заклинания, надо же! Эльфу стало интересно, кто это может быть. Какой-нибудь маг из дома мистиков?
— Выходи, — сказал Феал-Хас. — Бесполезно прятаться. Я не поклоняюсь Эли и вполне могу убить тебя.
Не будь Повелитель Ледяного Предела (а теперь и Повелитель Белого Крыла Армии Такхизис) криоником, он бы подумал, что его угроза подействовала. Но на самом деле он отчётливо различил интерес. Или скорей даже любопытство. Оно-то и заставило совсем ещё молодого темноволосого эльфа с правильными чертами лица и бледной кожей не убежать, сверкая пятками, а выйти и предстать пред светлые очи чёрного архимага.
— Стереги, — Феал-Хас махнул рукой в сторону парня, волк тотчас же принялся ходить кругами. Эльф держался хорошо, не показывая беспокойства. — Итак, ты маг, — крионик смотрел в тёмные, почти чёрные глаза юноши. — Хм, как интересно! Маг-слуга, сирота. Непослушный, не уважающий своих хозяев…
— Может, ты и имя моё знаешь? — съязвил эльф, хотя крионик чувствовал страх.
— Знаю, — уронил Феал-Хас. — Даламар Арджент.
Послышался судорожный вздох. Волк счёл это признаком агрессии и зарычал, обнажая острые клыки.
— Стеречь, — строго осадил своего спутника Феал-Хас. — Дома поешь.
Зверь продолжил нарезать круги, будто акула. Крионик по-прежнему пристально вглядывался в глаза Даламара. Первым не выдержал юноша.
— Я расскажу страже, что здесь был изгнанник! — воскликнул он.
— Нет, — пожал плечами Феал-Хас. — И всё потому, что я маг. Ты вообще полез ко мне, чтобы узнать, кто я и что тут делаю. А также — как зачаровываю животных и добиваюсь того, чтобы все вокруг меня засыпали. Ты не попал в радиус действия моего заклинания, но увидел, как засыпают другие, после чего наколдовал простенький щит и пошёл ко мне. Я тебе слишком интересен, и ты даже решил рискнуть своей шкурой, хотя прекрасно понимал, что я архимаг, к тому же изгнанник. А значит, могу убить тебя на месте. Хорошо. Я расскажу тебе. Я тоже был многообещающим молодым эльфом, как и ты. Это было очень давно. Сильванести не захотели меня принять, и меня изгнали. Теперь я один из сильнейших магов Кринна. Здесь ты не добьёшься большего, чем ты имеешь сейчас, Даламар Арджент.
— Неправда! — возразил молодой слуга. — Лорд Теллин сказал… — Даламар закусил губу, решив ничего не рассказывать. Этот тёмный эльф и так будто бы читал его мысли.
— Как знаешь, — Феал-Хас посмотрел на молодого слугу с отрешённой жалостью. Так смотрят на мотыльков, обжигающих себе крылья и погибающих в костре. — Но ты ещё вспомнишь мои слова, учитывая, что сам частенько бегаешь в пещеру, где хранятся книги по чёрной магии. Впрочем, мне пора, — крионик отозвал волка и приготовился читать заклинание телепортации.
Даламар, понимая, что у него остались считанные секунды, сбивчиво спросил:
— Скажи, а Эли… он существует?
— Не знаю, — равнодушно пожал плечами Феал-Хас. — Я знаю, что существует Нуитари.
А затем тёмный эльф на глазах Даламара рассыпался мириадами снежинок, мгновенно растаявших на солнце.

Ледяной Предел ждал своего Повелителя. Дворцовые ворота распахнулись перед Феал-Хасом, как будто бы об этом заранее позаботился верный слуга. Крионик вышел на балкон, откуда он не так давно смотрел на улепётывающих капаков. Вскоре они должны прибыть снова, но теперь уже и они, и белые драконы будут подчиняться Феал-Хасу.
Эльф осторожно присел на толстые ледяные перила. Спутник архимага заскулил и прижался мордой к хозяину.
— Да, друг мой, мне это тоже не нравится. Я бы тоже предпочёл жить спокойно. Но не волнуйся, это всё ненадолго — и Ариакас, и Лорак, и все остальные. Однако во всём этом определённо есть и положительные стороны. Армия Такхизис поможет мне расправиться с ледяным народом и таной. И тогда здесь не останется никого — только мы. Как тебе такая перспектива?
Желтоглазый зверь неожиданно завыл, и этот леденящий душу вой подхватили десятки, сотни белых волков по всей округе. В посёлках люди судорожно жались друг к другу и успокаивали детей. Феал-Хас запрокинул голову и распростёр руки.
Волчий вой смешался со свистом ветра начинающегося снежного бурана.
You only see what your eyes want to see
How can life be what you want it to be
You're frozen when your heart's not open
If I could melt your heart
We'd never be apart
Give yourself to me
You are the key
© Gregorian/Madonna «Frozen»

@темы: Ансалон, Маги, Феал-Хас

   

Фэнтези - DragonLance (книги и видео)

главная